Наиболее простой метод групповой психотерапии — проведение тематических бесед со всеми больными, находящимися в отделении или посещающими наркологический кабинет.

Более сложные ее формы, осуществляемые преимущественно в стационаре, заключаются в проведении групповых сеансов — необходимо записаться в реабилитационный центр для наркоманов. При всех формах групповой психотерапии используют такие приемы, как дискуссия, обмен мнениями между больными, обсуждение различных вопросов. Как известно, наркологическим пациентам свойственно верить другим больным с зависимостью больше, чем врачу; это их свойство используется в приемах «психотерапевтического зеркала», самоотчетов и т.д.
Г.М. Энтин (1968, 1972, 1979) описывает следующую простую методику активирующей групповой психотерапии.

Нарколог формирует группу из 8-12 больных,с которыми психотерапевтические сеансы
проводятся 2-3 раза в неделю в стационаре и 1-2 раза в неделю — в амбулаторных условиях. Во время очередного занятия один из больных, как правило, готовящийся к выписке или заканчивающий курс амбулаторного лечения и уже посетивший 8-10 занятий, подробно излагает историю своей жизни и, естественно, историю своего заболевания. В процессе рассказа врач, хорошо знающий больного, задает ему дополнительные вопросы, направляет изложение в нужное русло. После окончания рассказа вопросы «докладчику» задают в обязательном порядке все больные. Врач называет каждого из них и просит задать какой-либо вопрос. Этот прием активизирует слушателей. Таким образом, активное участие в психотерапевтической процедуре принимают все больные и на каждом сеансе.
И.С. Павлов (1979) предложил групповую психотерапевтическую тактику для достижения больными алкоголизмом осознания болезни и формирования у них установки на дальнейшую трезвость («трезвенническая установка»). Дискуссионная группа ведется психотерапевтом по следующим направлениям:

  1. Алкоголизм — необратимое, как в физическом, так и психическом плане, нарушение нормальной жизнедеятельности организма человека.
  2. У больных по отношению болезни нет произвольности: болезнь не зависит от того, хочет человек болеть или нет, т.е. не сообразуется с его желаниями, а также не зависит от того, сознает человек, что он болен или нет.
  3. Болезнь не считается с тем, кого она поражает, и не зависит от его положения, должности, образования, национальности, возраста и т.д.
  4. От болезни нельзя откупиться. Пациенты больные алкоголизмом могут только лечиться и жить, учитывая природу болезни, ее закономерности.
  5. Болезнь нельзя обмануть, обойти, пренебрежительно к ней относиться, так как она не имеет сознания и действует слепо, подчиняясь своим закономерностям.
  6. Проблемы болезни не решаются налаживанием хороших отношений с окружением или сменой его, а только лечением болезни.
  7. Болезнь, к сожалению, не стоит на месте, а развивается, усугубляет положение человека и имеет печальный для больного исход. Поэтому важно своевременное лечение с целью приостановить болезнь или хотя бы замедлить ее развитие.

Хронический алкоголизм, как вообще болезнь, имеет те же общие для любых болезней особенности.
Такая тактика является попыткой переноса внешних конфликтов больных на внутренний уровень: им следует конфликтовать не с родными, близкими, окружением, администрацией, а с болезнью.

Большое место в групповой психотерапии больных зависимостью занимают методы, имеющие противорецидивную направленность и вооружающие пациентов навыками, расширяющими их адаптационные возможности. При этом особое значение имеет обучение пациентов навыкам борьбы с актуализацией патологического влечения к алкоголю/наркотику, умению благополучно справляться с ситуациями и состояниями, прежде приводившими к рецидиву.

К таким методам относится ситуационно-психологический тренинг (Н.Н. Иванец, Ю.В. Валентик, 1984, 1986, 1987, 1989), являющийся синтетической методикой групповой психотерапии, объединяющей групповые структурированные дискуссии, ролевое воспроизведение ситуаций и состояний, актуализирующих патологическое влечение к алкоголю, и технику психической саморегуляции (так называемая «методика психотерапевтической коррекции патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом»). Эта методика направлена на решение следующих задач:

  • повышение степени осознания больным наличия у себя патологического влечения к алкоголю и выявление конкретных признаков его обострения;
  • выявление типичных индивидуальных факторов обострения патологического влечения к алкоголю и обучение методам противодействия таким факторам;
  • овладение методом самовнушения и его использование для подавления патологического влечения к алкоголю.

Существует еще ряд групповых тренинговых методик различной направленности для больных зависимостью. Так, в группах «тренинга сензитивности» решаются как общие задачи: готовность экспериментировать с ролью, достижение большей аутоидентичности, способность конструктивного взаимодействия, — так и конкретные задачи. Группы «тренинга поведения» тренируют отдельные умения, например, умение отказаться от потребления алкоголя/наркотика в той или иной ситуации.

Группы «тренинга социальных навыков» направлены на развитие способности к эффективному отказу от алкоголя/наркотика и достижения уверенности в себе. В теоретическом отношении тренинговый подход призван заложить в больного зависимостью новую программу, развить уже существующие у него возможности или создать новые функциональные личностные образования. Для этого необходимо многократное повторение и закрепление необходимых форм поведения и реакций.

Однако следует констатировать тот факт, что в процессе психотерапевтического вмешательства
с использованием вышеназванной группы методик в основном происходит лечебное воздействие
на патологическое влечение к алкоголю/наркотику, хотя и с привлечением личности пациента,
но без кардинального изменения ее патологических черт и ценностных установок. Это, безусловно, снижает эффективность терапевтического воздействия.

Необходимо также указать на социотерапевтические технологии. Социальное восстановление больных, прошедших стационарное лечение от алкоголизма, заключается, в частности, в привлечении их к созданию клубов трезвости, в которых ответственность за рецидив у одного из чле- нов такого клуба ложится на врача и старосту группы (Г.М. Энтин, М.Е. Бурно, 1986).

Однако «привязанность» к наркологической службе, конкретному наркологу, наличие «ответственных» за преодоление «срывов» часто формирует у пациентов безынициативность в отношении необходимых действий для поддержания трезвости, вызывают у них некритичное, безответственное отношение к своему поведению и проявлениям заболевания.

Современные представления о зависимости показывают, что невозможно игнорировать патологические процессы на каком-либо уровне функционирования пациента, сосредотачиваясь, в силу специфики того или иного применяемого метода, на других уровнях. Такого рода несистемная психотерапевтическая интервенция вполне может быть квалифицирована как врачебная недоработка и даже ошибка, поскольку «нетронутые» патологические процессы на каком-либо уровне через какое-то время вновь приведут пациента к рецидиву заболевания.

В последнее время специалисты в области наркологии стали проявлять интерес к методам групповой психотерапии, в основе которых лежит принцип: терапевт не объясняет пациенту его проблему и способы ее решения, а создает в условиях малой группы для каждого больного возможности самому понять происходящее с ним и сделать выбор относительно своего будущего. Это положение, в частности, привело к разработке континуального подхода в психотерапии Ю.В. Валентиком (1995). По сути дела, этот метод использует и объединяет опыт уже существующих и успешно применяемых методов психотерапии.

Основная проблема лечения зависимости заключается в том, что для этой цели малопригодны практически почти все техники, основанные на вербальной рациональной психотерапевтической интервенции. Пациенту не по силам сознательно контролировать, определять, а тем более трансформировать непрерывно меняющееся содержание собственных патологических процессов. При этом в сферу переживаний пациента попадают неосознаваемые, скрытые установки и те субъективные закономерности, которые, не будучи выявленными и трансформированными, вновь обуславливают проявление патологических механизмов.

Принципиальным для континуального подхода является то, что психотерапия стремится преобразовать патологические процессы на всех (психобиологическом, психологическом и социально-психологическом) уровнях функционирования больного. Борьба с отдельным симптомом или симптомокомплексом именно потому малоэффективна, что это борьба с отдельными проявлениями общего процесса.

Принцип интегративности отражает существенные особенности континуального подхода. Манипулятивные и развивающие стратегии психотерапии, являясь по форме в значительной мере противоположными, по сути дополняют друг друга, имея лишь разные точки приложения, разные мишени воздействия. Их дополнительность не подразумевает, однако, их одновременного применения, а предусматривает последовательное использование в рамках определенной программы лечения больного. Интегративность континуальной психотерапии заключается также и в том, что она способна естественным образом ассимилировать психотерапевтические техники, предлагаемые другими
психотерапевтическими направлениями, если эти техники трансформируют болезненные процессы.

В процессе континуальной психотерапии выделяются следующие основные фазы:

1) фаза инициального контакта, диагностики и присоединения;
2) фаза воздействия на патологические процессы;
3) фаза воздействия на нормативно-компенсаторные процессы;
4) фаза реинтеграции и реабилитации.

Начальная фаза психотерапевтического процесса — фаза инициального контакта, диагностики
и присоединения — осуществляется путем непрерывного взаимодействия и диалога терапевта и пациента, на основе установления общности между ними. Для этого существует несколько последовательных способов:

а) присоединение к личностным процессам пациента;
б) присоединение пациента к процессам личности терапевта;
в) конструирование нового, не существовавшего ранее процесса и создание в его рамках общей
системы отсчета.

Результатом данной фазы являются идентификация патологических и нормативных процессов,
а также выбор начальных мишеней психотерапии, установление общих целей совместной работы
и мотивирование пациента к участию в дальнейшей психотерапии.

Фаза воздействия на патологические процессы подчинена цели редукции патологических процессов, поддерживающих у пациента зависимость от ПАВ, и, прежде всего — устранению доминирования алкогольного/наркотического «Я» пациента.

Фаза воздействия на нормативно-компенсаторные процессы становится возможной в результате предыдущей, с ее помощью пациент вводится в «зону возможных позитивных терапевтических изменений».

В следующей фазе терапии — реинтеграции и реабилитации — осуществляется закрепление полученных изменений, овладевание конкретными необходимыми навыками, решение актуальных проблем в процессе реадаптации к реальной жизненной ситуации. Финальный результат этой фазы — независимое, самостоятельное и ответственное существование пациента.

В результате континуальной психотерапии у больного формируется сознание, не ограниченное противопоставлением «Я — некомфортный мир», а видящее и себя в окружающем мире, и мир в себе. Пациент примиряется с существующим реальным миром, понимая общность своих процес- сов и процессов в мире, перестает путаться в собственной противоречивости, сам для себя создавать патологию. Он существует в статусе естественного течения процессов, занимаясь устранением внешних препятствий, мешающих их течению.

Данная система психотерапевтической помощи ориентирована на достаточно быстрое отделение «Я-алкогольного/наркотического» от личности пациента; однако часто подобный процесс затягивается по времени, что определяет сложность привлечения «Я-нормативного» к процессу восстановительных изменений в самой личности больного, а также в его социальном поведении.

Не всегда положительно сказывается на процессе дальнейшей реабилитации привычка пациента
к системе работы определенного психотерапевта: возможно развитие определенной зависимости
от личности врача. Кроме того, технически сложно осуществлять длительную поддержку пациента, находящегося в процессе восстановления, силами медицинских работников — это требует больших финансовых затрат на последующую психотерапевтическую и социальную помощь больному.